catta: (Default)
Обещаное дополнение к посту про эйфорическую эпилепсию (http://catta.livejournal.com/149066.html), фрагмент про медитацию, цитата из того же обзора (Gschwind and Picard, 2016) в моем слегка вольном, но близком к тексту переводе.

--------
Весьма сходные с экстатической аурой ощущения возникают в результате приема стимляторов – кокаина, амфетамина или экстази (Picard and Kurth, 2014). Более того, достижение состояние осознанности текущего момента и концентрации с минимальным блужданием ума – одна из основных целей большинства техник медитации. Эти техники включают в себя рассмотрение и переоценку эмоционально значимых сенсорных событий. Исследования с использованием fMRI показали, что активация передней части инсулярной коры во время медитации коррелирует с субъективной оценкой интенсивности медитации, и более сильная активация наблюдается у более опытных практиков медитации в сравнении с начинающими (Lutz et al., 2008; Tang et al., 2012), а также что модуляция тревожных состояний при осознаной медитации (mindfulness meditation) происходит с помощью корковой сети, включающей переднюю часть инсулы (Zeidan et al., 2014). На продвинутых стадиях тренировки медитация поддерживается активацией инсулы левого полушария, облаcти поясной извилины и стриатума (Tang et al., 2012). Структурная магнитно-резонансная томография показывает более высокую концентрацию серого вещества (Holzen et al., 2005) и утолщение коры (Lazar et al., 2005) сопровождающиеся более сильным формированием извилин (gyrification) в области передней инсулы у опытных медитирующих по сравнению с контролем (Luders et al., 2012).
--------

То есть, медитирующие обучаются вызвать у себя эйфорию/спокойствие безо всяких наркотиков, перестраивая инсулярную кору так, чтобы ее легче было активировать: увеличение толщины передней части инсулярной коры означает, что там сформировалось больше связей, а это произошло за счет постоянной практики спокойного "рассматривания" раздражителей, так что теперь раздражители с большей вероятностью вызывают спокойствие. Это, в сущности, пример обучения по принципу Хебба “neurons that fire together wire together” - связи образуют те нейроны, которые возбуждаются одновременно. В данном случае медитирующий постоянно связывает спокойствие с разными стимулами, приходящими из окружающего мира или от собственных мыслей.
В то же время известно, что некоторые люди с экстатической эпилепсией спсобны провоцировать припадки (и иногда это делают) не только при помощи обычных для эпилепсии внешних стимулов (например, мельканий света определенной частоты, громких звуков), но и в ряде случаев просто мыслями. Легко представить себе, как такой человек становится гуру, убеждая окружающих  применять именно его технику достижения просветления. К сожалению, способности окружающих воспринять эту технику могут быть весьма ограничены, как бы ни был хорош в деле просветления учитель.
catta: (Default)
Вопрос знатокам грибов: что это может быть за товарищ? Дело  происходит в Мельбурне, и растет грибок на окраине парка с местными растениями, однако сам парк находится в густонаселенном районе, так что споры могли быть занесены откуда угодно.

_mushrooms_1_1_

Интерес у меня чисто практический - съедобно оно или нет? Если съедобно, то я посею споры у себя на участке и будет мне счастье. На этой фотографии котик любезно предоставил себя для масштаба, чтобы народохозяйственный потенциал грибка сделался для всех очевиден.

_mushrooms_1_

Еще грибы

_mushrooms_2_

Что же касается погоды, то начался дождь, и закончится он в сентябре.

_Melbourne_autumn_6_

UPD: Гриб решено не есть, а посадить повсюду на участке до более точного определения.
catta: (Default)
Markus Gschwind and Fabienne Picard
Ecstatic Epileptic Seizures: A Glimpse into the Multiple Roles of the Insula
Frontiers in Behavioral Neuroscience, 2016

Опять замечательный обзор, на этот раз на тему экстатической эпилепсии.

Во-первых, это единственная известная мне статья по мозговедению, в которой рисунок 1 представляет из себя фотографию Федора Михайловича Достоевсткого. Считается, что он первым в истории литературы описал эйфорический припадок, потому что сам страдал таковыми. Если это можно назвать страданием. (У Достоевского кроме того, по-видимому, был еще синдром Гешвинда, когда в промежутках между собственно эпилептическими припадками возникают состояния, сочетающие гиперрелигиозность, гиперграфию («стиль письма, для которого характерно чрезмерное многословие, педантическая настойчивость в упоминании многих несущественных деталей и склонность к навязчивым вставкам»), сниженние сексуальности, усиление умственной деятельности и избыточную обстоятельность речи.)

Во-вторых, очень хочется просто перевесети оттуда список возникающих при таком припадке ощущений, как их описывают сами пациенты (перевод дался мне нелегко, потому что эти цитаты полны субъективных описаний, и иногда, похоже, это попытки выразить невыразимое):

1. Блаженство и безмятежность:

- «Ощущение абсолютной безмятежности, полного покоя, отсутствия тревог, это переживалось как красота и всеобщее великолепие»
- «Заполняющая меня необъятная радость находится за пределами физических ощущений»
- «Это ощущение тотального присутствия, абсолютной объединенности всей личности, невероятной гармонии всего тела и меня самого с жизнью, с миром, со всем сущим» (в оригинале «with the “All”»)

2. Усиленное/расширенное ощущение физического благополучия

- «Это было что-то, чего я никогда ранее не испытывал, как будто мое тело заполнялось неким сюрреалистическим ощущением, почти что не из этого мира»
- «... гало, нечно приятное, что заполняет мое духовное тело, обволакивая меня все быстрее. Это благополучие, бархатное ощущение, как если бы ты был защищен от всего дурного. Я чувствую внутреннюю легкость, но далекую от ощущения пустоты. Я ощущаю, что по-настоящему существую. Нечто владеет моим телом, заставляя меня чувствовать себя хорошо.»

3. Обостренное самоосознание и/или восприятие внешнего мира

- «Во время приступа я чувствую, словно я в большей чем обычно степени в сознании, более сознающий, и сами ощущения, да и вообще все кажется больше, ощеломляя меня»
- «Я чувствую укорененность в моменте, с более развитым сознанием. Усиливается осознание собственного тела и разума, однако я не забываю о том, что вокруг меня.»
- «Это воздействует как на мысли, которые обостряются с концентрацией на самих себе, так и на физическое состояние»
- «Обостренно осознавая себя, я чувствую отделенность от всего остального, хотя и не теряю сознания.»
- «Я чувствую очень, очень сильное присутствие в настоящем моменте; самоосознание весьма усилено, скорее с точки зрения психического. Я на сто процентов сосредоточен на себе. »

4. Ощущение растяжения времени

- «Я вышел во временное пространство своего тела. Это момент полноты во временном зазоре, возвращение к самому себе.»
- «Полностью погруженный в блаженство, я нахожусь в лучистой сфере, не знающей времени и пространства. Мои родственники говорят, что обычно приступ длится две-три минуты, однако для меня эти моменты бесконечны, без начала и конца.»

5. Ощущение переполнения

- «Это физическое состояние переполнения. Чувство интенсивно, это чувство полноты.»
- «Это ощущение определенно более интенсивное, чем можно достичь с помощью любого из наркотиков.»
- «Это чувство становится сильнее и сильнее, пока пока не достигает такой силы, что его невозможно выдерживать, вслед за чем теряется сознание.»

6. Мистический/религиорный опыт

- «Возможно, самое близкое к этому ощущение из тех что я знаю – оргазм, однако это чувство полностью несекуальной природы. Я не религиозен, однако это было почти что религиозное переживание.»
- «Этот опыт принес мне уверенность. Он подтвердил, что существует нечто превосходящее нас.»
- «Подобный приступ - огромное событие в вашей жизни. Благодаря этому опыту я больше не боюсь смерти. Я вижу мир иначе.»

7. Тревога

- «... вскоре после первого приступа ощущение блаженства быстро смешалось с тревогой»
- Со слов пациента, он чувствует тревогу в связи с тем, как другие люди его воспринимают во время приступа. Однако, по мере нарастания блаженства тревога исчезает.

В-третьих, удалось установить очаг таких припадков: это передняя часть инсулярной коры. Эпилептическая активность в этих случаях либо начинается прямо в инсуле, либо в других областях коры при условии что они тесно связаны с инсулой. Эта мысль возникла сперва оттого, что другие симптомы, судорожные, в случае экстатических припадков связаны с движениями мышц области рта ли рук (см. тут и тут про то, что инсула связана с пищевым поведением и с чем еще), а также другими, висцеральными «инсулярными» симптомами – одышкой, затруднением дыхания. Потом были наблюдения подобных припадков с помощью томографии, выявившие усиление активности инсулярной коры. А недавно удалось получить совсем прямое подтверждение – пациентке с эйфорическими приступами были вживлены электроды для идентификации эпилептического очага (это стандартная процедура), очаг был в инсуле и прямая электростимуляция инсулы вызывала точно такие же эйфорические ощущения, как при самом припадке.

Наконец, мне просто хочется напрямую процитировать одну фразу из статьи, в ней мне чудится бездна жизненной правды: «of all studies in which intracranial electrical stimulation provoked emotional effects (i.e.,64 studies; Guillory and Bujarski, 2014) found only 12 studies reporting happiness».
catta: (Default)
Сегодня такой день, чтто хочется его проиллюстрировать:
_dump_

Бывают, знаете, особенные дни, когда вселенная пытается донести до тебя некую важную мысль, но в качестве языка общения выбирает суахили.

Сперва шел такой дождь, что я не просто надела куртку и непромокаемые боты, но даже взяла зонт, что бывает обычно пару раз в году. В результате чего в электричку я вбежала местами сухой, села и увидела, как в вагон невозмутимо и плавно вошла средних лет и обширных размеров негритянка какими их изображают в кино из жизни американского юга, где все ходят в церковь и поют госпелы. Она была в летнем ситцевом платье в цветочек, в шляпке, с маленькой сумочкой в одной руке и заложенной пальцем Библией в другой. И абсолютно сухая.
Затем зашел классический панк, весь в потертом черном, голова с боков выбрита, по центру мощный ирокез, в руке открытая бутылка белого вина. Панк сел на скамеечку, покопался в обширной сумке, извлек оттуда огроменный толстый том учебника по физике и стал вникaть, периодически  прикладываясь к бутылке.
А уже на обратном пути, вечером, когда я в электричке просматривала распечатки к своему семинару, напротив сел классический уголовник. Лет тридцати, татуированный, грязноватый, несколько редкозубый, с бегающим, но одновременно и цепким взглядом, в куртке с надвинутым по глаза капюшоном. Он достал из рюкзака потрепанную книгу и собрался было читать, но вдруг заинтересовался моими распечатками: "Неврология, да? Я тоже интересуюсь неврологией, правда несколько с другой стороны". И продемонстрировал обложку своей книги. Книга называлась "Знаменитые серийные убийцы".
catta: (Default)
А вот кто какие документальные сериалы любит и советует, чтобы когда больным валяешься смотреть? Я со своей стороны рекомендую Историю Понографии (Pornography: The Secret History of Civilization), она велоколепна и есть на ютюбе: https://www.youtube.com/watch?v=4akBblB2K1Q&list=PLjFnRwwtMW67DYUrYlbZbXbxd-3QcU-kE
Особенно, конечно, хорошо идет первая серия, где про статуэтку Пана с козой и про дорсетского гиганта. Хотя дальше там тоже неплохо.
catta: (Default)
Olaf Blanke
Multisensory brain mechanisms
of bodily self-consciousness
Nature Reviews Neuroscience, 2012

Очень хороший обзор Olaf Blanke про эксперименты с изменением карты тела и выходом из тела, про топографию "Я" в мозге и самоидентификацию.
На 13 страницах, так что я только самое для меня интересное перескажу, в смеси с моими пояснениями там, где терминология не разъясняется автором, который писал для мозговедов.

Само возникновение темы связано с именем невролога Gerstmann, наблюдавшего в 1942 году двух пациентов, у которых повреждение правой височнотеменной коры привело к потере ощущения собственности левой руки - соматофрении. Такие пациенты в большинстве случаев считают, что их рука принадлежит кому-то другому. Однако, иногда бывает и наоброт: им кажется, что чужие руки на самом деле их. Дальнейшие исследования показали, что определяющим для соматофрении является повреждение правой инсулярной коры.

Центральным подходом для изучения чувства принадлежности тела или его отдельных частей является мультисенсорный конфликт. Яркий пример мультисенсорного конфликта - знаменитый эксперимент Ehrsson, Spence и Passingham с включением в карту тела резиновой руки: испытуемого сажают так, чтобы ему не была видна его собственная рука (например, ее прячут за ширмой), а на видном месте, близко от испытуемого, кладут искусственную руку примерно в том же положении, что и его настоящая; затем обе руки, настоящую и искусственную, гладят кисточкой в одном и том же месте и с одинаковым темпом. Через некоторое время у человека развивается сильная иллюзия, что искусственная рука - это и есть его настоящая. Например, если попросить его показать, где находится его рука, он указывает на искусственную. И очень пугается, если создать "угрозу" для искусственной руки, к примеру, стукнуть по ней молотком.

Мультисенсорный конфликт - это рассогласование информаици, поступающей по разным каналам: зрительному (вот рука), тактильному (руку гладят) и проприорецептивному (рука расположена так-то). У человека в большинстве случаев побеждает зрение, мы верим в первую очередь тому, что видим. Однако, при слишком явном рассогласовании другим чувствам удается получить преимущество. Например, иллюзия резиновой руки не возникает, если положение искусственной руки слишком сильно отличается от положения настоящей, или ритм прикосновений не совпадает.

Возникновение этой иллюзии связано с активацией премоторной, внутритеменной, сенсомоторной, заднетеменной и инсулярной областей коры. Разрушение путей, связывающих премоторную и теменную кору приводит к неспособности ощущать эту иллюзию. Предполагается, что клеточной ее основой могут быть тримодальные нейроны, обнаруженые в премоторной и теменной областях. Они интегрируют тактильную, зрительную и проприорецептивную (приходящую от мышц) информацию. Совпадение зрительной (это рука) и тактильной (руку трогают тут) перебивает несовпадение с проприорецептивной (рука там).

Зрительное рецептивное поле нейрона - эта область пространства, при помещении стимула в которую нейрон отвечает. Точка отсчета в этом пространстве не всегда одинакова. Так, у нейронов первичной зрительной коры (и многих других в зрительной системе) пространство "глазоцентрично" - рецептивное поле физически связано нервными путями с некоторым обособленным участком сетчатки, поэтому положение рецептивного поля будет всегда одинаковым относительно направления взора. Однако, для перемещения руки в пространстве и особенно для целенаправленных движений (взять, положить, дотронуться) нужно создать карту пространства относительно руки, потому что на ней нету глазок. Это довольно трудный пересчет одних координат в другие, для которого необходима информация и от глаз, и от мышц/суставов руки. Поскольку такие заморочки необходимы в основном тем, у кого руки многофункциональны и нужны не только для бега и прыга, но и для манипуляций с предметами, у приматов под это дело разнаряжены специальные площадя - развились участки теменной коры, рассчитывающие движения рук. У тримодальных нейронов этих областей рецептивные поля "рукоцентричны". Эксперименты с обезьянами показывают, что при возникновении иллюзии резиновой руки рецептивные поля тримодальных нейронов расширяются, принимая в себя положение искусственной руки.

При возникновении иллюзий типа искусственной руки не происходит никаких искажений самоидентификации или самоосознавания - целостного ощущения себя и своего положения в пространстве, ощущения постоянного наличия собственного цельного опыта.Однако, этими ощущениями тоже можно манипулировать. Для этого используется сходный экспериментальный подход - аутоскопия: человеку через шлем виртуальной реальности показывают видео его собственного или некоторого виртуального тела, т.е. человек наблюдает себя со стороны. Как и в эксперимент с искусственной рукой, при этом тактильно стимулируют часть реального тела (например, спину) и одновременно того, что на видео. В результате возникает самоидентификация человека с виртуальным телом. При этом повышается болевой порог для настоящего тела и понижается - для виртуального. Угроза виртуальному телу воспринимается как если бы угрожали настоящему.
В разных валиантах этого эксперимента можно изучать самоидентификацию, ощущение положения в пространстве и расположение точки личного взгляда. Существенным отличием от экспериментов с искусственной рукой является возможность вызвать иллюзии самоидентификации при другом положении, удаленности или другом размере виртуального тела. Это связывают с тем, что нейроны, на которых (по данным, полученных в экспериментах с обезъянами), строится эта иллюзия, бимодальны: они зрительно-тактильные. И их рецептивные поля изначально довольно большие и могут простираться на некоторое расстояние от реального тела. Я бы добавила, что корковая активация в этих экспериментах не включет инсулу, только премоторные, теменные, сенсомоторные и височные зоны. А в инсуле как раз хорошо представлено лицо и передние конечности, что, вероятно, нужно для формирования пищевого поведения, которым она занимается. Ногами и туловищем едят существенно реже, и оттого контроль "где руки?", вероятно, более точен.

Существует неврологический синдром ложной самоидентификации - хеаутоскопия, про которой пациенты идентифицируют себя с телом, которoе является галлюцинацией. Кроме того, у них часты нарушения вестибулярного чувства и отсутствие способности определить свое положение в пространстве, самовосприятие как бы премещается между несколькими точками в пространстве или разбито на несколько частей. Недавно было показано, что эти расстройства связаны с нарушениями работы височнотеменной коры.

В большинстве случаев точка самоидентификации совпадает с точкой, из которой человек наблюдает мир (first-person perspective). Однако в редких случаях можно вызвать рассогласование этих точек. В норме большинство людей определяет точку расположения себя внутри своего тела, обычно в голове. Присвоение тела с перемещением точки взора возникает в эксперименте, когда лежащему на спине человеку показывают виртуальное тело при взгляде как бы сверху вниз, как если бы это тело парило над землей, обращенное к земле лицом. При одновременной стимуляции реального и виртуального тел самоощущение человека перемещается в виртуальное тело, что у одной группы людей сопровождается перемещением тела вверх (и ощущением полета или парения), в дополнение чему появляется и новая точка зрения - "наблюдeние сверху", а у другой группы - вниз, со взглядом "снизу". Это связано с несовпадением информации от вестибулярного аппарата и зрения. Вестибулярное чувство говорит, что вектор силы тяжести направлен всегда вниз, а картинка на видео реалистична только при условии, что он направлен вверх. У одной части людей побеждает зрение, а у другой - вестибулярный аппарат. Нарушения точки самовосприятия в большинстве случев ассоциированы с расстройствами вестибулярных ощущений.

Как видно, ощущение Я, его единства и местоположения зависит от интеграции информации от разных органов чувств. Для меня это интересное дополнение к теории сознания Баарса - Global Workspace Theory. Баарс полагаeт, что функция сознания - организация одновременного доступа к разным работающим автономно структурам мозга, и интегрирование информации, поступающей от этих структур (детали можно посмотреть тут: http://catta.livejournal.com/97536.html).
По крайней мере для некоторой части сознательного опыта - формирования "Я" с определенным положением в пространстве - мультисенсорная интеграция получается необходимой.
catta: (Default)
В университете проводились бесплатные курсы 3D-моделирования и печати. Тепеерь я могу не только написать на заборе и нарисовать с общественном туалете, но и распечатать в натуральную величину.

***
Настоящий комплекс Гольджи - это его отношение к Рамон-и-Кахалю

***
такой большой, а все в порно веришь

***
если робот не может причинить вреда человеку, то в макдональдсе будут по-прежнему работать люди

***
некоторые так интенсивно любят родину, что чувствуешь себя вуайеристом

***
Речь шла об индийской поговорке "у слона четыре ноги, но даже он иногда падает" и нашем ее аналоге "конь о четырех ногах, а спотыкается". С точки зрения начальства слон убедительней, потому что изначально устойчивей. Я ему сказала, что у нас слонов нету. Были, но мы их по своему обычаю потеряли. И тут начальство хитро прищуривается и говорит: "это все Путин виноват!"
Само! Без подсказки! Видать, в воздухе витает.
catta: (Default)
Michael Anderson говорит, что одним из поворотных моментов антибихевиористского движения послужило изобретение и распространение компьютерного программирования. Бихевиоризм не позволял никаких рассуждений о внутренних мотивах поведения потому что мы их не видим. В эксперименте можно наблюдать входные условия и реакцию животного, физическая природа промежуточного процесса между стимулом и реакцией для нас закрыта, и оттого рассуждение о ней является спекуляцией. Мы не можем зарегистрировать сознание, а значит нельзя утверждать, что оно существует.
С распространением программ стало просто себе представить, что, собственно, может быть между входными данными и выходным результатом - программа. Она вполне физическая. И подход молодых ученых естественным образом поменялся в сторону "ты суслика видишь? нет. а он есть." Начался поиск внутриголовных программ. В процессе которого тоже было много всего весеелого, потому что концепция программы предполагает, что она заложена раз и не меняется в процессе использования, так ведь? В промежутках между использованиями - да, но не во время выполнения. А значит, поведение должно прежде всего зависеть от записанного в ДНК. И нервные связи не должны меняться после того как установлены в младенчестве...

Тут уместно вспомнить, что история изучения рефлекторнй дуги (как пути от стимула к реакции) началась с Декарта, который обяснял рефлекс механическими причинами: стимул (например, попадающий в глаза свет) вызывает вибрации в соответствующем органе чувств, откуда в мозг идут очень тонкие нити (настолько тонкие, что не поддаются анатомическому изучению), натяжение которых открывает в мозгу особые заслонки, позволяя спинномозговой жидкости устремляться к мышцам по полым трубкам нервов, создавая давление, заставляющее мышцу сократиться.

Был ли Декарт дураком? Да, честно говоря, всякому бы стать таким дураком. Просто про заслонки и гидравлику он понимал хорошо. Дальнейшая история вопроса показывает, что методы объяснения постоянно тяготеют к заслонкам своего времени. Потому что нет у нас никакого другого способа объяснять вещи, кроме как через то, что мы уже понимаем.
catta: (Default)
Если кому интересна тема изучения языка дельфинов, то alazor написал два прекрасных поста:

1. http://alazor.livejournal.com/70943.html

2. http://alazor.livejournal.com/71551.html

Вообще, исследование языка дельфинов напоминает мне попытки изучения инопланетянам человеческого языка путем внешнего наблюдения с борта тарелочки, без знания контекста человеческой жизни. К, примеру, зависают они над лесом, а там семья грибников: папа, мама и маленькая девочка. Папа, обнаружив гриб, издает звук "Ха!". Мама волнуется о том, чтобы никто не потерялся, и врeмя от времени кричит "Ау!". А девочка периодически зовет "Ма!" или "Па!", потому что сама не может определить, съедобен ли гриб. Из чего пришельцы делают глубокие выводы:
1. Люди общаются исключительно сигналами, состоящими из одного согласного и одного гласного звука.
2. Только слова "ма" и "па" служат для инициации сближения особей.
3. Слово "ха" не ведет к коммуникации, и, по-видимому, является индивидуальным опознавательным знакам самца человека.
4. Сигнал "ау" одной особи обычно копируется остальными. Однако, это не ведeт ни к каким дальнейшим действиям.
catta: (Default)
Это пингвины. Они не машут и не улыбаются, потому что они уже там где надо. Чего я вам всем тоже желаю.
_penguin_2_

Пингвин в домике и больше не играет
_penguin_1_

Холмы, где живут пингвины
seashore_flowers

И - местный музыкальный номер:
http://www.arkive.org/palm-cockatoo/probosciger-aterrimus/video-03a.html
catta: (Default)
У нас опять завелись приходящие питомцы, на этот раз магпаи - австралийские сороки, которые к сорокам никакого отношения не имеют. Они вообще насекомоядные в основном, и занимались отловом кракозябров на нашем газоне, который мы не косим, потому что не принадлежим к местной конфессии газонокосителей. Вы не поверите, какой урожай кракозябр можно получить с некошеного газона каждое утро. На газоне мы с вечера оставляли засохший хлеб для поссумов. Поссумы в Австралии недоедают. А магпаи - доедают.
Теперь магпайская мама, которая гнездится на соседском эвкалипте, вывела потомков из гнезда, и они всем кагалом приходят на крыльцо кухни за хлебом. Обычно между семью и восемью утра. Причем мама терпеливо ждет, а потомство настырно нудит, так что спать становится невоможно, приходится вылезать из постели и выносить им корку хлеба. А я тут еще сдуру прочла, что много хлеба им нельзя, зато можно мясо, сыр, яйца, собачий корм и хлопья для завтрака, но только исключительно натуральные. Кажется, придется обеспечивать мерзавцев.

_magpies_1_

Сперва меня удивляла магпайская прожорливость, потому что мама приводила отпрысков по очереди, и я их в лицо не различала и считала, что птенец один. А сегодня они всей семьей заявились.

_magpies_2_
catta: (Default)
В очередной раз понадобилось объяснять немозговеду про дислексию. И меня озарило, что имеет смысл написать про это один раз буковками, потому что про дислексию практически никто толком не знает, включая учителей и детских психологов. При том, что она в той или иной форме встречается, по разным оценкам, у 5-10% популяции. Такое незнание неудивительно, хорошая теория дислексии появилась сравнительно недавно, а эффективные способы борьбы вообще пока существуют только на уровне лабораторных тестов. Тем не менее, кое-какие полезные вещи сказать можно.

Теория дислексии о которой я буду говорить изложена тут:
Vidyasagar and Pammer
Dyslexia: a deficit in visuo-spatial attention, not in phonological processing.
Trends in Cognitive Sciences
2010

Дислексия – это нарушение способности читать при сохранении нормального интеллекта. При дислексии возникают проблемы со скоростью чтения, чтением вслух, пониманием прочитанного и с письмом.

Долгое время считалось, что причиной дислексии является фонологический дефицит – плохое распознавание звуков речи, сегментации слов на фонемы.
Однако, в последние годы все яснее становится, что в большинстве случаев дислексия связана с нарушениями в системе зрительного пространственного внимания. Тут надо сказать, что дислексия имеет целый ряд форм, и фонологический компонент полностью во всех случаях исключить нельзя. Многие дислексики действительно имеют проблемы с разпознаванием фонем, но оно не является причиной проблем с обучением чтению, это скорее вторичное нарушение. Дислексия возникает и при замечательных способностях к обработке звуков речи, к тому же при дислексии более сильные затруднения возникают с редкими словами или с псевдословами, а вовсе не там, где встречаются редкие сочетания фонем. Известно также, что опыт обучения чтению существенно улучшает распознавание фонем у детей, и что на культурном уровне оно положительно коррелирует с грамотностью. Вероятно, что фонологические трудности у дислексиков возникают скорее вследствие отсутствия нормальной тренировки чтением.

Дислексикам свойственны перестановки букв в словах и пропуски слов при чтении предложения, и тесты на определение пространственных последовательностей объектов позволяют хорошо предсказывать наличие нарушений чтения. Некоторые дислексики жалуются на зрительный дискомфорт при чтении: буквы «мерцают», «плывут» или «наползают одна на другую». Чтение – сравнительно позднее культурное приобретение человечества, и для него пришлось приспособить те зрительные механизмы, которые исходно использовались для других вещей. По сути чтение – это последовательное перенесение фокуса внимания. При чтении буквы и сочетания букв должны восприниматься как как временные поледовательности для сложения их в слова, а слова в предложения. В природе практически не возникает зрительных задач, которые бы требовали разнесения по времени одновременно возникающих объектов. Поэтому направление зрительного поиска среди однотипных объектов – перенесение фокуса внимания – обычно случайно.Фокус внимания перемещается бессистемно от объекта к объекту вокруг того места, на котором сфокусирован взгляд, обычно на одну фиксацию внимания проходится около 15-45 миллисекунд (среднее время между перемещениями взора около 200 миллисекунд). Для чтения же зрительный поиск должен быть структурирован и происходить только в направлении нормальном для чтения, чтобы буквы (буквосочетания) не переставлялись хаотично. Более того, и сами скачки взгляда (саккады), возможны только в определенном порядке. Например, при чтении книги на русском языке они происходят слева направа от начала строки к концу, а потом резко по диагонали налево и немного вниз. И в случайных направлениях взгляд скакать не должен. Саккады при чтении происходят не от буквы к букве, перемещений взгляда обычно всего несколько на одно предложение. Предполагается, что после каждой фиксации взора фокус внимания скользит в направлении чтения, задерживаясь в среднем на 30 мс на каждой букве у начинающего читателя, и на буквосочетаниях у читателя-эксперта. Средняя скорость чтения примерно одинакова для всех алфавитных языков (у иероглифических несколько другая структура, там нужно распознавать части иероглифов, скорость получения информации примерно такая же, но динамика перемещения фокуса внимания, естественно, немного другая).

Зрительное пространственное внимание организуется дорсальным зрительным путем в коре, ключевые зоны коры этого пути находятся в теменных и лобных областях. Однако, этот путь начинается еще в сетчатке со специализорованных ганглиозных клеток, которые называются магноцеллюлярными. Аксоны ганглиозных клеток – это и есть зрительный нерв, и магноцеллюлярные клетки отличаются большей толщиной и лучшей миелинизацией своих аксонов. Это нужно для увеличения скорости передачи сигнала. Магноцеллюлярных клеток сравнительно немного, и они не обеспечивают высокого пространственного разрешения и не чувствительны к цвету. Зато, помимо быстроты проведения сигнала, они обладают высокой чувствительностью к контрасту. Предполагается, что зрительная система опирается на них при построении пространственного внимания, потому что именно они позволяют быстрее всего выделить самые контрастные объекты в поле зрения, на которые нужно в первую очередь переводить взор. А уже тонкий анализ и распознавание объектов зависит от вентральной системы с ее мелкими парвоцеллюлярными клутками, дающими хорошее пространственное разрешение и чувствительность к цвету. Эти клетки медленные.

Понятно, что любые нарушения в дорсальном зрительном пути могут привести к проблемам с тонкой фокусировкой внимания. На данный момент уже получены данные о том, что по крайней мере некоторые формы дислексии возникают в результате мутации гена DCDC2 (DCDC2-Intron 2 deletion), которая приводит к нарушениям работы магноцеллюлярной системы (Gori et al., 2015). Кроме того, дислексия сильно ассоциирована с синдромом дефицита внимани (Attention Deficit Disorder), около 20% дислексиков также имеют диагноз ADD.

Теперь к тому, что можно сделать, если у вашего ребенка обнаружена дислексия. Здесь я буду просто напрямую транслировать рекомендации профессора Vidyasagar.
Во-первых, ребенку с дислексией необходимо читать. Дело в том, что развитие магноцеллюларного пути стимулируется тренировкой и плохо происходит в ее отсутствие. Поэтому дислексику следует создать такие условия чтения, чтобы избежать усталости зрительной системы, но максимально продлить время, когда она тренируется. Довольно часто такие дети испытывают поблемы с мелким шрифтом из-за зрительного дискомфорта и трудностей с точностью перевода взгляда. По счастью, с современными девайсами шрифт всегда можно установить достаточно большим, а длину строки и расстояние мужду строками – такими, при которых ребенку комфортно. Это следует сделать, переход к мелким буковкам можно отложить до того момента, когда само чтение станет прочным навыком. Во-вторых, не надо покупать никакие специальные тренинги, потому что большая часть существующих на рынке – мусор.
В-третьих, показано, что некоторые видеоигры тренируют систему зрительного внимания. Это так называемые AVG (action video games). Смысл в том, чтобы игроку нужно было быстро реагировать на достаточно сложные, быстро меняющиеся зрительные задачи. Так, было показано, что игра в AVG (12 сеансов по 80 минут в день) улучшила как общие показатели внимания у детей-дислексиков, так и скорость чтения (в большей степени, чем скорость чтения у таких детей улучшается за год обычного обучения) (Franceschini et al., 2013). В качествеAVG использовалась одна из стандартных игр для Wii-приставки (Rayman Raving Rabbids), но дело не в этой конкретной игре, скорее всего сходным образом поможет любая игра подобного типа, и компьютерные будут ничем особенно не хуже Wii. Ранее уже было изучего, какие параметры игр связаны с улучшением зрительного внимания. Согласно Green et al.(2009), такие игры характеризуются:
1. высокой скоростью смены объектов и высокой скоростью движения объектов
2. необходимостью в точном восприятии и аккуратном планировании собственных движений
3. высокой степенью непредсказуемости как во времени, так и в пространстве.

Да и какой ребенок откажется от лечения видеоиграми? Это же как шоколадом лечиться.
catta: (Default)
После грандиозных изменений в университетской системе IT начальник отдела IT с группой приближенных сотрудников собрался сделать с большой помпой презентацию новой системы для нашего факультета. Вопрос на знание жизни: состоялась ли презентация? При ответе учитывайте, что тем утром рабочие копали ямку рядом с нашим зданием.

***
Много интересного можно узнать о себе спустя годы, если ты аутичен и плохо понимаешь эмоции других людей. Мне тут родители рассказали, что моя учительница литературы меня ненавидела, после моего отбытия из школы передергивалась при упоминании моей фамилии и чморила мою тишайшую двоюродную сестру просто потому что мы родственники. Причина до крайности проста: когда она перевирала цитаты, я их негромко, чисто для себя, поправляла. С несколько отстраненным, мечтательным видом.

***
Наконец поняла, как описать поведение граммар-наци. Это филологическая реакция организма.

***
Русская булочная в районе Балаклава называется "Baker in the rye". Это идеальное название, лучше придумать просто нельзя.

***
из разряда жалоб на жизнь:
однако, за время пути могло бы хоть раз повезти
catta: (Default)
Крик души некрупного самца тинейджера, резьба по коре эвкалипта


Потрясающее лингвистическое чутье: человек явно понимал, что тут должно быть какое-то другое слово, существенно более экспрессивное. Но не знал нужного языка и потому добавил восклицательный знак.
catta: (Default)
Мы тут по случаю зимы перехали из домика нуф-нуфа в домик наф-нафа (который был всех умней и строил домик из камней). Глубинной причиной перезда был тот факт, что хозяин предыдущего домика беспечно построил его на том месте, где росло дерево инжира. То есть, дерево он срубил, а выкорчевывать не стал. А инжир, скажу я вам, это такая фига, котороая вылезает отовсюду. Постепенно инжир нашел дырочку внутрь стены. Стена типичного деревянного домика нуф-нуфа двухслойная, между слоями есть пространство. В этом пространстве инжир рос, пока не достиг крыши. Через крышу он вышел:
_fig_through_the_roof_bw_

После чего домик стал непригоден для жилья, потому что ветер свободно входил и выходил, попутно шевеля разросшуюся крону инжира, да так, что в особо ураганистые дни раскачивалась стена.

Чапай при этом тоже перехал, но не к нам. К нам он не мог переехать, потому что надо было бы подавать прошение хозяину нового домика, а для этого нужна лицензия. Для лицензии на этого страшного дикого зверя нужно самому быть лицензированым держателем чапаев. Эту лицензию могут получить те, кто готов ухаживать за упавшими с дерева поссумятами. Маленьких поссумят надо кормить каждые четыре часа. Поэтому лицензию обычно получают те, кто вышел на пенсию. А выпустить его было нельзя, потому что у него обнаружилось расходящееся косоглазие. Косоглазый поссум не может прыгать с ветки на ветку, он падает. По знакомым местам хорошо ходит, а по новым - не может. Короче, все сложно. Но жизнь Чапая удалась, потому что мы нашли такого человека, и он как раз мечтал завести Чапая, потому что у него в детстве был поссум. Теперь Чапай живет на ферме в холмах, в здоровенном вольере, и уже построил в нем 3 гнезда, два в предоставленных дуплистых деревьях и одно на полочке.

Фотография демонстрирует, что Чапай очень любит белые розы
_ringtail_&_rose_

И как именно он их любит
_ringtail_&_rose_2_

А это на старом домике сидит злой охотник на поссумов, но Чапай ему не достался
_hunter_
catta: (Default)
По результатам обсужений предыдущего моего поста весьма похоже, что связь между вопросом о свободе воли и основами судебной системы относится к неочевидным вещам. Поэтому я тут положу свой очень вольный перевод статьи "The Brain on Trial" нейрофизиолога David Eagleman для журнала The Atlantic как раз на эту тему. Поскольку это текст для широкой публики, там все очень просто изложено, с примерами реальных судебных случаев. Как всегда, статья слишком для жж длинная, поэтому это скорее пересказ, с сильными с сокращениями.

---------------------------------------------------------------

Мозг на скамье подсудимых

Первого августа 1966 года двадцатипятилетний Чарльз Уитмен поднялся в лифте на смотровую площадку Техасского университета, где открыл стрельбу. До того момента, когда он сам был застрелен полицией, он убил 13 человек и ранил 32. Вечером предыдущего дня в своем последнем письме он написал: «Я перстал понимать себя. Предполагается, что я – обыный разумный и рассудительный человек. Однако в последнее время (не могу вспомнить, когда именно это началось) я оказался жертвой многочисленных необычных и иррациональных мыслей.» Когда полиция начала расследование и прибыла в его дом, оказалось, что в тот же день утром он убил свою мать и свою жену. В его письма говорилось: «После длительных размышлений я решил убить сегодня ночью мою жену ... Я обожаю ее, и она была мне лучшей женой, которую только может надеяться найти мужчина. Я не могу дать рационального объяснения этому решению». Помимо самого массового убийства общество было поражено несоответсвием личности Уитмена совершенному. Он был интеллектуально развитым (измерения IQ в детстве показали величину 138), в прошлом морским пехотинцем, изучал инженерную архитектуру в Техасском университете. Оказалось, что в своем письме он просил проделать аутопсию его мозга, поскольку подозревал, что с ним что-то не так. Аутопсия выявила опухоль мозга – глиому – развившуюся под таламусов, которая сдавливала другие структуры мозга, включая миндалину. Более поздние исследования показали, что повреждение миндалины часто приводит к изменениям эмоционального поведения, к гиперреакции, к потере страха, в вспышкам агрессии.

Подобные истории нередки: по мере роста доступности технологий исследования мозга на судебные слушаниях все чаще всплывают случаи повреждения мозга. Показательным примером служит история «Алекса, педофила». В 2000 году сексуальные пристрастия сорокачетырехлетнего Алекса стали резко меняться. Сперва у него развился сильнейший интерес к детской порнографии, которой он стал посвящать практически все свое время. Затем жена заметила его сексуальноый интерес к ее дочери (его приемной дочери), что привело к судебному процессу, на котором он был признан виновным в приставании к несовершеннолетней и его обязали пройти реабилитационную программу (как замещение тюремного заключения). Во время реабилитации он начал неудержимо домогаться сотрудников и других клиентов программы, после чего был приговорен к переводу в тюрьму. Однако перед самым переводом у Алекса развились сильнейшие головные боли, с которыми он попал в больницу. В больнице обнаружилось, что у него обширная опухоль мозга в орбитофронтальной коре. Опухоль была удалена, после чего сексуальность Алекса полностью нормализовалась.

Эти примеры показывают, что изменение биологии мозга способно существенно трансформировать то, что мы привыкли считать своей личностью. Изменить те желания, которые мы считаем неотъемлемо своими: «я гетеросексуален», «я не агрессивен», «меня секуально не привлекают дети» - все это зависит от работы нейронной машинерии. И хотя распространенным убеждением является то, что действия человека являются продуктом его свободного выбора, пристальное изучение показывает неточность этого предположения. Внезапная педофилия Алекса иллюстрирует наличие желаний, замаскированных той нейронной системой, которая обеспечивает социализацию. При повреждениях лобной коры нарушается система подавления неадекватных социальной жизни желаний, и они выходят наружу. Такое растормаживаение наблюдается, например, у 57% больных лобно-височной деменцией, которая поражает лобные доли, но только у 27% пациентов с болезнью Альцгеймера. Пациенты с лобновисочной деменцией часто оказываются в судах, где их смущенные родственники объясняют, что вопиющее поведение (кражи прямо на виду у продавцов, публичные обнажения, агрессивное и секуализированное поведение) – не подлежит суду, поскольку явлеются результатом разрушения мозга, от которого нет лечения.

Другим показательным случаем является катастрофическое увлечение азартными играми, которая развилось у ряда паркинсоников на фоне приема антипаркинсонического лекарства прамиксепола. Прамиксепол является заместителем дофамина, которого нехватает у паркинсоников. Однако дофамин учествует не только в регуляции произвольных движений, но и является одним из главных действующих агентов в так называемой системе вознаграждения. Разбалансировка системы вознаграждения приводит к смещению оценок выгоды/проигрыша, и принимающие прамиксепол оказались беззащитны перед влечением к азартным играм (а также еде и алкоголю). Все это говорит нам о том, насколько трудно отделить поведение человека от его биологии. Если вы предпочитаете думать, что люди принимают свободные решения относительно того как себя вести (например, «я не играю в азартные игры потому что у меня сильная воля»), попробуйте персмотреть этот взгляд в свете примеров Алекса, воришек с лобновисочной деменцией и азартных паркинсоников. Возможно, как минимум не все люди одинаково свободны в принятии решений.

Меняет ли ваше отношение к бессмысленным убийствам Чарльза Уитмена тот факт, что у него была опухоль мозга? Меняет ли опухоль степень его вины? Не могли бы вы столь же легко потерять контроль над своим поведением, если бы опухоль по несчастливой случайности развилась в вашем мозгу? А с другой стороны, не слишком ли опасен вывод, что люди с опухолью мозга свободны от ответственности за свои поступки и их преступления не подлежать наказанию?
По мере увеличения нашего понимания происходящих в мозгу процессов юристы все чаще вынуждены задаваться подобными вопросами. Для судебной системы важно, можно ли винить человека в том, что он сделал.
Я полагаю, что это неправильный вопрос. Наши решения зависимы от наших нейронных цепей, и не существует внятного способа их разделить. И чем больше мы узнаем, тем сложнее становится вопрос вины, изначально казавшийся таким простым, и тем сильнее расшатываются основы судебной системы.

Многим из нас хотелось бы верить, что все взрослые люди обладают равными способностями к обдуманному выбору. Хотя это и благая идея, легко показать, что она ошибочна. Мозги разных людей отличаются исключительно сильно. Тот, кем вы станете, начинает определяться в момент зачатия. Если вам кажется, что полученный вами набор генов не влияет на ваше поведение, то вот вам факты: если вы являетесь носителем определенного набора генов, ваши шансы совершить ограбление возрастают вв 3 раза, в 5 раз - нападение с применением силы, в 8 раз вероятнее, что вы будете арестованы за убийство, в 13 - за преступление на сексуальной почве. Подавляющее большинство заключенных являются носителями этого гена. Вы, вероятно, уже слышали об этом наборе генов. Он располагается в Y-хромосоме. Если он у вас есть, то вы - мужчина.

Гены - только часть этой истории. Также на нас воздействует окружение, в котором мы развиваемся и растем. Стресс, испытанный матерью во время беременности, использование ею наркотиков, низкий вес ребенка на момент рождения, а после рождения - плохая забота о ребенке, насилие, травмы головы - все это влияет на то, каким вырастет ребенок. Кроме того, умственное развитие зависит от целого ряда физико-химических условий среды. Так, прекращение использования красителей на свинцовой основе связано с тем, что проглатывание таких красителей детьми приводит к задержкам умственного развития и агрессивному поведению. Каждый из нас сконструирован на основе индивидуального набора генов и рожден в мир обстоятельств, которые мы не можем контролировать как раз в те годы, когда они влияют на нас наиболее сильно. Это означает, что граждане - равные перед законом - имеют очень разные возможности, обладают несходными личностными характеристиками и способностями к принятию решений.

В виду того, что мы не выбираем те факторы, которые формируют наш мозг и мышление, концепция свободы воли и личной ответственности порастает вопросительными знаками. Осмысленно ли говорить, что Алекс сделал плохой жизненный выбор, при том что опухоль мозга он себе не заказывал? Законно ли считать, что люди с лобно-височной деменцией или паркинсонизмом должны преследоваться за свое дурное поведение?

Судебная система основывается на предположении, что все мы способны к рациональному выбору, которое вырастает из идеи свободы воли. Суть идеи в том, что мы осознанно обдумываем ситуацию перед принятием решения. Рассмотрим решение двинуться или заговорить. По ощущениям, это мы решаем, корда высунуть язык, почесать щеку или назвать кого-то по имени. Однако, свободный выбор не обязательно играет роль в осуществлении этих действий. Так, люди с синдромом Туретта страдают от непроизвольных движений и вокализаций. Типичный туреттик может высуныть язык, почесаться и обозвать кого-то без малейшего желания это сделать, помимо своей воли. Немедленных следствий из этого два: во-первых, действия могут осуществляться без участия воли, во-вторых, у пациентов с синдромом Туретта отсутствует свобода отказа от действия. Сходным образом, у некоторые пациентов с разделенными полушариями мозга развивается синдром чужой руки: когда одной рукой человек расстегивает рубашку, другая вдруг начинает ее расстегивать. И как бы сильно человек ни старался, заставить руку перестать расстегивать он не может. Движения ему не подконтрольны. Высокоуровневое поведение может не включать свободного выбора.

Суть возникающей проблемы в том, все ли наши действия в основном совершаются на автопилоте, или существуют некие особые их части, в которых мы действительно вольны выбирать, независимые от биологии? Этот вопрос был и остается камнем преткновения как для философов, так и для ученых. В конце концов, в мозге нет ни единого участка, который не был бы соединен большим количеством связей с другими, и не испытывал бы множественного воздействия других областей, соответственно, нет полностью независимых частей мозга, которые можно было бы назначить свободными. Если свобода выбора и существует, похоже, что ей остается не так уж много места. Она может оказаться небольшим довеском к огромной системе нервных связей, сформированных набором генов и внешней средой. Настолько маленьким, что в конечном итоге мы станем обсуждать плохо действующую систему принятия решений так же, как сейчас мы подходим к проблеме диабета или заболеваниям легких.

Исторически, врачи и юристы сходились в различении неврологических (болезни мозга) и психических (болезни духа) заболеваний. Еще сотню лет назад основным подходом к лечению психических заболеваний был дисциплинарный: пациентов "укрепляли" через истязания и лишения. Неудивительно, что такой подход не приносил успеха. Сейчас мы знаем, что психиатрические заболевания, хотя и проявляются как менее очевидные взгляду патологии, несомненно зависят от биологии мозга. Каковы причины перехода от порицания к биологии? Вероятно, главная из них - успех фармакологического подхода к лечению психических расстройств. Маниакальное поведение устраняется не порицаниями, а солями лития.

Действия не могут быть поняты отдельно от биологии действующего, и принятие этого факта имеет правовые постледствия. Как сказал президент верховного суда Британии Том Бингхэм:
"В прошлом подход закона ... основывался на наборе довольно грубых предположений: взрослые умственно полноценные люди свободны в выборе, предполагется, что они действуют рационально и сообразно своим целям, считаются способными предвидеть результат своих действий в той степени, в которой это обычно доступно разумному человеку, и осознают то, что говорят.
каковы бы ни были достоинства и недостатки подобных рабочих предположений в обычных судебных ситуациях, очевидно, что они не обеспечивают одинаково точного объяснения поведения людей."

Чем больше мы узнаем о работе мозга, тем сильнее отходим от обвинений в потворстве своим желаниям, недостатке мотивации и плохой дисциплине - в сторону биологии. Этот сдвиг от обвинений к науке отражет понимание того, что восприятие и поведение управляются глубоко встроенными мозговыми программами.

В результате возникает "спектр виновности": всем понятно, что человек, у которого обнаружены явные нарушения работы мозга не может быть признан ответственным за свои действия, но в отношении тех, у кого мы никаких нарушений распознать не можем применяется обычная практика обвинения. Однако, технологии продолжают улучшатья, и постепенно все больше деталей работы мозга становится доступно для измерения. Обнаруживаются новые, менее очевидные нарушения работы мозга. И "линия виновности" все время сдвигается. По мере развития нейронаук все больше случаев преступлений будет осознаваться как имеющие биологические причины, и все больше адвокатов будут использовать это линию защиты. Это ставит нас в странное положение: судебная система не может определять виновность по границе наших технологических успехов. Если сегодня человек признается виновным, а через 10 лет уже нет, то само понятие виновности не имеет смысла.

В то время как текущий подход к наказанию строится на основах личной ответственности и вины, наши знания уже предлагают другой подход. Вопрос вины должен быть исключен из рассмотрения. Вместо обсуждения вины мы должны сфокусироваться на том, что делать дальше. Необходимо переключиться на вопросы: Каково наиболее вероятное поведение подсудимого в будущем? Какова вероятность того, что он продолжит совершать преступления? Можно ли помочь этому человеку, сдвинув его поведение в более просоциальную сторону? Как его побуждения могут быть изменены так, чтобы предотвратить преступления?

---------------------------------------------------------------------
Далее идут предложения относительно того, как именно следует переделать систему, их можно коротко резюмировать:

1. Применение поведенческих оценок, основанных на статистическом подходе. В качестве примера он приводит историю с пересмотром (сокращением) сроков тюремного заключения для тех, кто совершил сексуальное насилие. Ранее применялся подход оценки каждого пресупника специальной комиссией, в которую входоли психиатры и работники пенитенциарной системы. Предполагалось, что их опыт поможет определить, насколько вероятно в будущем совершение данным осужденным аналогичных преступлений. Однако, по мере накопления данных оказалось, что предсказание такой комиссии не отличается от случайного. Можно было бы монетку подбрасывать. Тогда было сделано исследование психологических характеристик 23000 преступников и изучено их дальнейшее поведение, на основе чего были составлены таблицы, по которым можно лучше предсказать вероятность будущих преступлений. Хотя этот подход тоже пока далек от совершенства, но его можно пытаться развивать.
2. Существенно большее вовлечение неврологов/психиалтров/психологов в работу судебной системы и для оценки состояния подсудимого, и для возможной реабилитации. Говорится, что около 20% осужденных (в штатах) очевидным образом больны психически, и тюрьма им не поможет.
3. Широкое применение реабилитационных техник, обучающих контролировать импульсы, т.к. у большинства заключенных проблема не столько в понимании смысла своих действий, сколько в возможности их контролировать. Пример такой техники - тренировка контролирующих путей префронтальной коры с применением системы обратных связей на основе ФМРИ.

Я бы к этому добавила педоставление возможности получить элементарную профессию, хотя бы для молодых преступников, не-рецидивистов и совершивших не самые тяжкие преступления. Потому что после тюрьмы им надо как-то дальше жить. А хранение человека в течение нескольких лет в замкнутом помещении не добавляет ему альтернативных жизненных перспектив.
catta: (Default)
Jeffrey Schwartz в своей книге The Mind & The Brain дает краткую класификацию современных взглядов на проблему источника сознания и психики, точнее, описание философских подходов к ней. У него этому посвящена целая глава, подробный перевод которой займет слишком много места, поэтому я лучше составлю краткое (точнее, не настолько длинное) описание и снабжу это дело своими развесистыми комментариями. Несерьезность комментариев объясняется тем, что на мое отношение к философии повлияла глубокая личная травма. Итак.

1. Функционализм (или попросту материализм): психические процессы - разновидность активности мозга. Никакой отдельной от мозга «психики» не существует. То что мы воспринимаем как свою психику есть иллюзия нашего восприятия. С точки зрения науки нет никакой нужды обсуждать психическое отдельно от физического. Понимание сущности сознания придет к нам в будущем само по мере детализации наших знаний о мозге. Свободы воли, кстати, тоже нет. Потому что материализм предполагает жесткий детерминизм: все события имеют материальные причины, которые предшествуют этим событиям. Соответственно, любое действие имеет своими причинами комбинацию предшествующих условий, что никакой свободы не предполагает. Наличие случайных процессов не меняет ситуации, т.к. в этом случае причины зависят от случайностей, а не являются свободными. В результате свободу воли приходится либо просто считать иллюзией, либо переопределять. Так, самых известный из нынешних адвокатов этого взгляда Дэннет (Daniel Dennett) переопределяет свободу воли как способность предвидеть ситацию в достаточной степени, чтобы принять некоторое решение. Как ни бейся, это не делает решение свободным, потому что оно детерминировано самой ситуацией и устройством мозга, который эту ситуацию оценивает. Легко заметить, что преданного матриалиста тут поджидает довольно глубокая ловчая яма: как быть с последствиями человеческих поступков и ответственностью за решения, если свободы выбора нет? Если некто подошел к вам и двинул в репу, то он ни в чем не виноват, а виновата вся ситуация в целом, не исключая момента Большого Взрыва. Кстати, именно поэтому легкое принятие материализма мне всегда казались необдуманно бравым поступком.

2. Дуализм: мозг сам по себе, а психика – сама по себе. Духовный мир обособлен от материального. (Проверенный рецепт! Больше двух тысяч лет на рынке!)Сознание может существовать независимо от мозга. Психика не может быть редуцирована до мозговых функций. Хотя сознание зависит от мозга, функционирование мозга не может полностью объяснить созанание. Психические явления обладают силой влиять на мозг. Хотя у нас нет никаких идей относительно того, как им это удается. Но мы предполагаем, что это как-то связано с квантовой физикой. Это хороший вариант для верующих ученых. Кстати, для всех, кто считает дуализм несовместимым с высоким званием ученого, а всех нематериалитов неучеными: дуалистами были не только такие нейрофизиологи, как Экклс (нобель за открытие механизма работы синаптической передачи), Шеррингтон (нобель за реципроктную иннервацию мускулатуры, закон Шеррингтона) и Пенфилд (открытие структуры сенсомоторной коры, знаменитейшие работы по вызыванию эпизодов памяти при электростимуляции височных долей, "the greatest living Canadian"), но и – тадам! – сам Карл Поппер со всем его фальсификационизмом. Собственно, этот взгяд нехорош только тем, что скучен. Хотя Чалмерс и говорит: «Не существует никакого априорного принципа, утверждающего, что все законы природы являются законами физики; отрициние материализма не является отрицанием натурализма», изучать нечто лежащее за пределами физического мира вроде бы все равно невозможно. Кстати, со свободой воли вообще непонятно. То ли ее опять нет, потому что все происходит по воле Бога, то ли есть, но мы не можем узнать что это, потому что она имеет нефизическую природу, а у нас физические средства познания. Похоже, что материализм и дуализм оба делают мир совершенно одинаково невыносимым, только с разных сторон.

3. Агностический физикализм: мы не можем ни отрицать существование нематериальных сил, ни подтвердить его. Тем не менее, мы полагаем, что психическое зависит исключительно от деятельности мозга. Поэтому, если нематериальные силы и существуют, они должны действовать через изменение наблюдаемых функций мозга. Самый известный представитель этого течения и, кажется, его родоночальник – папа американский психологии Уильям Джеймс (William James). Любопытный диалог на эту тему состоялся между философом Полом Черчлендом (Paul Churchland) и нейрофизиологом Джозефом Богеном (Joseph Bogen). Боген – тот самый нейрохирург, который проводил операции по расщеплению мозга вместе с Роджером Сперри (Roger Sperry), и он был агностическим физикалистом. А Черчленд – убежденный материалист.
Черчленд:
- На протяжении всей истории этой темы психика рассматривалась как нечто, находящееся между Богом и мозгом. А вы теперь намереваетесь поместить мозг между Богом и психикой.
Боген:
- Совершенно верно, именно так я могу оставаться преданным физикалистом и в то же время оставаться агностиком или даже быть полностью равнодушным по отношению к существованию нематериального.
Боген очень верно подметил, что агностицизм единственный позволяет оставаться спокойным по отношению к этой баталии. И потому нам он эстетически наиболее приятен. Эдакое «поживем - увидим».

4. Эпифеноменализм: сознание есть просто эпифеномен структуры мозга. Наш мозг так устроен, что в качестве побочного эффекта производит сознание. Сознание, хотя и является реальным, никак не может влиять на физический мир, поскольку является только производным от функций мозга эффектом. Главную проблему с эпифеноменализмом отметил еще Уильям Джеймс: с точки зрения эволюционной биологии такие мощные эффекты как сознание редко бывают биологически бессмысленны. У бессмысленных эффектов обычно высокая вариабельность, а их отключение не меняет систему принципиально. А у нас если сознание отключить, то мы практически вовсе никак не функционируем. И в отношении самого процесса отключения/включения сознания (например, фармакологического) мы поразительно одинаковы. Настолько, что в книжках по фармакологии можно указывать дозы анестетиков в мг на кг веса.
Моя личная претензия к эпифеноменализму – эпифеномен в качестве объяснения хорош только тогда, когда объясняющий может рассказать, эпифеномен чего, собственно говоря, мы обсуждаем? Количества нейронов? Связей между ними? Может, нужны определенные типы нейронов? Без этого «эпифеномен» - просто слово, его можно заменить на «блаблабла» без потери объяснительной силы.

5. Не знаю как лучше перевести Emergent Materialism, но суть его в том, что психическое появляется из мозга способом, который не может быть предсказан или выведен из строения или функций мозга. Сознание как эффект нередуцируемо к функциям каких-либо частей мозга, это обособленная, цельная, нерасщепимая вещь. Психическое, тем не менее, принадлежит к реальному физическому миру и может влиять на произведший его мозг. Звучит запутанно, но хорошо объясняется через аналогию. Предположим, что мы инопланетяне и мы изучаем столы, не зная, что мы изучаем именно столы и как они используются человеком. Будучи учеными, мы начинаем изучать стол по частям: дерево ножек и их форму, лак поверхности, глубину порезов на столешнице, сталь винтиков. А толку – ноль, потому что никакие отдельные части стола не проясняют его общего смысла. Дерево может быть использовано для другого, да и вообще стол может быть недеревянным. Лак не важен, порезов может не быть, ножки можно посадить без винтиков на клей. Идея столовости возникает из сочетания формы стола с тем, как он используется, и не может быть сведена только к структуре деталей стола. В отношении сознания мы находимся в положении инопланетян: пока мы только изучаем мозг по структуре и функциям. Этой точки зрения придерживался, например, Роджер Сперри (нобель за работы с расщепленным мозгом). Сперри за свои взгляды сильно прилетало от царившего вокруг бихевиоризма, даже нобель не спасал.

6. А еще есть Процессуальная Философия, интересная только тем, что у ее главного идеолога имя прямо из Игры Престолов: Alfred North Whitehead.
catta: (Default)
Это - недотыкомко кольцехвостый поссум. Он упал с дерева перед нашим домом и ударился головой, ушибив себе вестибулярный аппарат, из-за чего не мог двигаться по прямой, все время загребал в одну сторону и падал. Поэтому его зовут Чапай и теперь он живет у нас. Постепенно его баланс восстанавливается, и я надеюсь его выпустить, если он совсем выздоровеет. Очень надеюсь, потому что животное ест всего три разновидности деревьев, только самые молодые их побеги, и только пока они свежие. Еще он ест виноград и яблоки, но пишут, что местные листья ему необходимы для пищеварения. Так что каждый вечер, готовясь к моменту пробуждения Чапая, я обдираю избранные деревья, что вызывает некоторое недоумение у прохожих. А еще он кусаеццо. То есть, если принести виноград, то тогда нет, а если не принести - кусает.

_Chapaj_1_
Page generated Sep. 21st, 2017 11:13 pm
Powered by Dreamwidth Studios